Первая книга писателя Андрея Чувилина получилась удивительно короткой и загадочной. Не так удивительно, что она получилась загадочной — начинающий писатель Чувилин в то время увлечённо читал детективы, но объём действительно вызывал удивление. Дебютное произведение вышло настолько кратким, что я даже запомнил его наизусть: «В одном городе жил один следователь. И у ног его лежала большая лохматая собака». На этом история заканчивалась. Жаль, конечно, что нам так и не узнать какую же роль в этой запутанной истории играла собака, и умел ли с ней разговаривать её проницательный хозяин (а такое вполне могло иметь место в книге автора, который ещё не окончил даже начальной школы), важно другое — это было только начало. Это было только начало детского писателя Андрея Чувилина, который 28 февраля, в последнее воскресение зимы, встретился со своими читателями в воскресной школе нашего прихода.

И хотя большинство этих читателей, собравшихся после службы в уютном классе школы, даже стоя едва доставало до подбородка гостю, усаженному за аккуратный круглый столик, многие вопросы подрастающей, а лучше сказать проростающей публики, адресованные детскому писателю, звучали совсем не по-детски.

— Бывает ли вам лень писать?» — прозвенел откуда-то со средних рядов высокий мальчишеский голос.
— Да, бывает, приходится себя заставлять браться за работу.

Судя по ответу, талант большого выдумщика не мешает Андрею Александровичу оставаться при этом человеком честным. Наверное, по-другому и не может быть устроен внутренний мир детского писателя, заключающего в увлекательные фантазии важные смыслы. Те самые, которые так нужно, но так сложно донести до детей.
Сложно детским писателям. Потому что сложно писать так, чтобы читалось и легко, и интересно, чтобы нравилось.

Это мы, обыкновенные взрослые, часто думаем, что если читать было легко, то и писать не сложно. «Разве сложно писать детям?» — думаем мы, а сами при этом не то что не умеем ничего рассказать интересно, просто «своими словами» рассказать, и то нам подчас тяжело. Смотрим программы о том и об этом, и про гигантский экскаватор в Канаде, и про средних размеров акулу в Тихом океане, и про микропроцессор в стиральной машине. И так с течением времени возникает дурное чувство, что всё уже объяснено, разгадано, всё лишено интриги, всё это мы уже видели. А детям, которым многое ещё непонятно, которых окружают тайны, мы что-то лепечем в ответ на «глупые вопросы», утомлённые своим «знанием». Но на самом деле не от большого ума признаём мы глупыми собственных детей. Верно подметил один известный сатирик: и начитанный человек бывает очень глуп. Быть может, нам стоило бы иногда читать детские произведения не только для своих детей или вместе с ними, но и для самих себя? Пока есть ещё что почитать…

— А вам много платят? — был задан очередной недетский вопрос детскому писателю.
— Раньше платили хорошо, а теперь меньше.
— А вы разбираетесь в автомобилях? — спросил кто-то заодно и о том, что видимо интересует самого.
— В своё время свой «Жигулёнок» разбирал до болтика, — отвечал Андрей Александрович.
Да, детскому писателю приходится разбираться во многих вещах, чтобы помочь в них разобраться и своим читателям…

Большое дело — писать детям. Мы, уже искушённые «взрослой» литературой читатели, часто относимся к детской литературе как к чему-то несерьёзному, наивному и даже немного глупому. Забываем о том, что если бы не те удивительные взрослые, чьи книги мы читали в детстве, то вряд ли бы испытывали тот смутный трепет, который и по сей день возникает где-то глубоко внутри, стоит лишь переступить порог книжного магазина. И хотя мы уже заходим за своими «взрослыми» книгами, этот трепет всё такой же детский. Этот трепет оттуда, где книги таили в себе что-то невероятное. Этот трепет родился там, где приключения пахли бумагой, чтобы теперь, когда мы выросли, уже бумага пахла приключениями. И мы, проживая свою взрослую жизнь, заходили в книжный, думая, что идём за своей «серьёзной» литературой, а на самом деле за приключениями!